?

Log in

Previous 10

Mar. 29th, 2014

курю

(no subject)

привет!

я не то чтобы человек, отвечающий на внешний раздражитель неотвратимым пиздюлём, но иногда так хочется, знаете ли. зато я открыл в себе новую способность. оказывается, я могу кричать. нет, орать, насиловать собой информационное поле земли и делать ему больно. крик, вот что мне необходимо. страшный, звериный, лающий крик. крик, который идет из глубин утробы, не могущих, по идее, вообще создавать звук. зверь живет в каждом из нас. но мой зверь молчалив, он каменный, бронзовый, мраморный - и челюсти его не привычны к рыку. он хранит город, он заключает его в себе и распространяет из себя, он - тот зверь, без которого немыслимы города вроде петербурга. и он не кричит. но теперь я почти физически ощущаю это движение в камне, как раздвигаются челюсти, как между стиснутых зубов, вместе с каменным крошевом, рвется наружу ропот камня, крик, подобный лицу сфинкса: кто видит, как оно изменяется, сходит с ума.
я слишком долго терпел. я вообще не могу играть в игры. я не знаю, как это делается, в моей крови отсутствует необходимый для этого элемент. я могу сохранить, вытерпеть, выходить, зажечь свечу. но поскольку ты камень и часть местного барокко, то и то, что тебя жрут ветры и дожди, глодает солнце и хватают за лапы и лицо тысячи рук, и тысячи глаз смотрят на тебя, ожидая, что тебе-то уж точно можно доверить самое сокровенное, тебе-то точно можно шепнуть о самом главном и ты запомнишь и передашь это все ветру, дождю и солнцу, - становится тоже частью твоей мифологии. никто не спросит камень о самом главном, никто не знает, что камни умеют тоже чего-то страстно желать. и тогда из камня вырывается крик. он не может ему помочь, но его можно услышать. и ты не станешь живым, ты просто на короткое время покажешься из камня, станешь подвижной формой. и увидят настоящего зверя, из плоти и крови, и услышат крик, крик подвигающейся скалы и оживающего камня.

Dec. 23rd, 2013

ненависть, смерть и спойл.

итак, этот пост будет содержать рекордное количество ненависти, ненормативной лексики, лучей зла и спойла. все те, кто не смотрел еще нового "хоббита", пускай не читают, чтобы не было потом обвинений в сознательном спойле, которого тут будет много.

итак, начнем.
дорогие друзья, ну не пиздец ли это новое творение питера джексона, а? от книги не осталось ничего из того, что делало произведение толкина самим собой. жесть и мясо - этого в достатке, но вот те тонкость, мудрость и изящество, которыми была полна книга, где они?!! я не говорю ничего о тех, на осложненных щах, намеках на властелина колец, разбросанных по всему фильму в таком избытке, что с души воротит, но какая нахрен история любви эльфийки и гнома кили?! какой леголас, дерущийся с инфернальным орком больгом на просторах озерного города?! ладно еще помянутый леголас, скачущий по головам гномов, едущих в бочках по реке, это хотя бы эстетично, но при чем тут адские бои гномов с драконом в самой горе? а того трандуила вы видели? большего гада и представить себе сложно. и как же иначе, эльфы же - они самые главные гады в средиземье и есть. ясное дело, что в книге лесные эльфы няшечками не были, но не до такой же степени!!! и эльфийская баба при леголасе - это явно ответ на фанатские требования приставить к милому эльфу никонец-то уже какую-нибудь бабу. а то такой мужик пропадает. и таких моментов в этом творении дофига и больше. может статься, что сам толкин в каких-нибудь адских эротических снах и видел себе эту историю, экзанизированную именно так, но тем не менее она не иметт к помянутому произведению прямого отношения. а впереди еще третья часть, не стоит об этом забывать. и что будет ТАМ - мне даже представить страшно.

Dec. 14th, 2013

холм

возвращение

итак, почти полтора года прошло с тех пор, как я в последний раз была здесь.

возвращаться всегда трудно и не всегда правильно, но - раз уж взялась, так взялась. много чего случилось, многие вещи пришли и ушли навсегда. и мы расстались добрыми друзьями со всем тем, что должно было уйти, и по-дружески продолжаем путь вместе со всем тем, что решило прийти или остаться.

хорошая нынче зима. правильная. и не успела она начаться, как стали происходить чудеса. настоящие, ханукальные. какие? котята находят свой дом, на школы ездят замечательные ребята, на работах платят деньги, с учениками приятно заниматься. ну не чудеса ли? и это при всем том, что я - самый тот человек, который от природы зануда и хныкалка. но тот, кто ищет и верит, всегда найдет и не собьется. дай Б-г, чтобы и впредь.

и хотя эта зима - такая же одинокая, как и всегда, она одинокая как-то по-другому, правильно. и хотя и бывает от всего этого мучительно грустно и на стенку периодически лезть хочется, но внутри тихонько говорит чей-то голос, такой неуловимый и тягучий, и все говорит и говорит, что надо идти, что надо не останавливаться ни в коем случае. не останавливаться, не бояться, не слушать ту, другую, холодную и смертельную сторону, которая все тянет и тянет куда-то вбок, уводит и сбивает с толку.

мира вам и домам вашим.

Apr. 8th, 2012

лифт

(no subject)

это всегда был журнал про то, как плохо жить на свете. как несправедливо жить на свете. как больно жить на свете. а если так, то и менять славную традицию я не вижу ни малейшего смысла. как и во всем остальном, вместе взятом.

наверное, в этом и есть основной кундштюк. в потере смысла. глобальной. не то чтобы мир потерял свое значение, а я перестала различать между важным для себя и мелочами, а просто оный смысл в последнее время имеет дурную тенденцию к постоянному отдалению. я знаю, что смысл есть. я знаю, что только ради него и стоит затевать в принципе собственное будущее. но меня совершенно перестало воодушевлять, что каждый раз этот смысл (который был обещан как нечто, что произойдет "вот-вот", и оглянуться не успеешь) теперь с каждым проходящим промежутком времени отодвигается. все дальше и дальше. дальше и дальше. и я об этом узнаю последней. то есть уже тогда, когда в небесной канцелярии все решили, спустили решение на землю, там оно прошло через некие руки, утвердилось и больше не оспаривается. а меня в этой цепочке как будто и нет совсем. забыли обо мне. забыли посоветоваться со мной. как будто это меня не касается вовсе. я уже не знаю, чего мне ждать дальше. правда. и поэтому я предпочту не ждать. не надеяться и не желать. вычеркнуть из себя все то, что с гиканьем несется к моему смыслу, увлекая меня за собой. что толку? все равно я только с размаху натыкаюсь на стены. и стенам больно, и мне. а тормозить приходится. так что лучше тормозить самой.

если смысл есть - я мимо него не пройду. когда-нибудь настанет день, когда сбудется то, чего я жду. а если нет - то, значит, существуют на свете жизни, которые были прожиты зря. и у меня будут все права возглавить их колонну. колонну идущих на фиг.

Jan. 22nd, 2012

масяня

иерусалим не-бесный.

вообще, чужие-незнакомые страны - это прекрасно. всякие улочки, проспектики, лавочки, бесконечные вверх-вниз, кошки и персонажи из бутафорских фильмов про евреев. что поделать,святая земля - она и есть святая земля. хотя правда ощущаешь это только у стены плача. там да. там не одно поколение простояло и проплакало. и это чувствуется. не надо быть сверхпонимающим, можно вообще ничего про израиль не знать - а возле стены плача расплакаться, согласно имени стены. и тем не менее. это не настоящая земля. не настоящие люди. не настоящее все. неживой город. как если бы кто-то попытался жить в свежеоткопанном археологами городе. или в чернобыле. просто это настолько самодостаточное место, ему настолько не нужен никто кроме него самого, что от этого дрожь берет.

при всей прекрасности того, что я вижу здесь каждый день, мне тяжело. и совершенно непонятно почему. хотя я и уверена, что как только я вернусь - я сяду у окна и буду скучать. но.. сюда просто надо приезжать. уезжать, долго скучать и потом возвращаться. но не жить. жить здесь невозможно. я бы даже сказала, невыносимо. для меня - невыносимо. здесь же совсем нет воды. а сплошные камни и чужая память. да, пожалуй, единственная вещь, на которой держится весь этот город - это обрывки чужих воспоминаний, надежд, слез, смертей и радостей. причем не обычных, а таких, документально запечатленных. слишком много для меня одной. мне всего этого не вместить. вот совсем. только чуть-чуть окунуться, обалдеть - и вынырнуть. и потом долго дышать, дышать, дышать - и не мочь отдышаться всласть. куда ж я без своих болот, без своих сугробов, лесов, декабрьских морозов и январских дождей..

и - да. одиноко. невыносимо. я почти не бываю одна, все те, кто меня окружает, - прекрасные люди, но.. я здесь одна. никому на самом деле не нужная и не интересная. несмотря на весь мой безумно богатый внутренний мир. и это.. странно. может быть, это оттого, что на меня давит весь тот бесконечно долгий месяц, который мне здесь еще предстоит. а может, что-то еще не дает мне расслабиться.

я хочу вернуться. если мне придется выбирать между смертью в зыбучих песках и смертью в болотных хлябях - я выберу болото, ни разу не задумавшись. потому что каждая секунда пребывания здесь не дает забыть о том, что за забором - злобная, злопамятная, хитрая и безжалостная песчаная смерть. а родное болото - оно все равно вода и все равно рано или поздно тебя прикончит. но по крайней мере оно сделает это, открыто глядя тебе в глаза, а не из-за угла и втихаря.

Jan. 7th, 2012

котег

(no subject)

это уже перестает быть смешным. что-то происходит, я бы точнее сказала, затевается в этом мире. что-то, что касается меня не в последнюю очередь. и это причиняет огромную силу и веру в то, что все задумано (и окажется!) исключительно правильным. но это же и заставляет меня умирать чаще и пронзительнее. ни единого дня не проходит, чтобы не сжало внутри костлявой рукой, не заставило чуть резче чем обычно втянуть между зубов воздух.
плакать я вообще большой любитель. сопли развесить, глаза на мокром месте держать - это мое амплуа. куда ж мы. без этого-то. но.. теперь, когда есть, для чего жить, это становится по меньшей мере странным. наверное, все потому, что я хочу всего и сразу, а так не бывает никогда.
хотя и понимаю, отчего это такое чувство нездоровое берется. это страх. и ожидание. ожидание того, что еще чуть-чуть - и страх воплотится и воцарится. и вместо того, чтобы радоваться тем минутам, которые остались нам до этого момента и ждать тех счастливых времен, которые настанут после смерти страха, я умираю. дурацкая моя склонность.
главное - не умереть не понарошку. не истончиться и не пропасть, не исчезая. потому что на преодоление воплощенного страха уйдут все объединенные силы моего организма и личности вообще. подчистую. и я не уверена, что я от этого не сломаюсь и останусь собой.
впрочем.. подождем.
но как же, черт его дери, тяжело и больно.

Dec. 25th, 2011

людишки

больше слов.

если бы я знала финский язык, я смогла бы писать самые красивые стихи. стихи о любви. о том, как хорошо, просыпаясь, чувствовать рядом самое любимое тело всех времен и галактик. я бы никогда не записывала эти стихи. я бы проживала их внутри, я бы вживляла их в свою плоть и не расставалась с ними никогда.
только две темы стоят того, чтобы писать о них: любовь и смерть. писать о радости нежности и радости умирания, о разрывающем чувстве и невыразимой печали, о любимых глазах и пустынных аллеях, о тепле, которое не может быть вмещено внутрь такого маленького тебя, настолько оно огромно и прекрасно, и о щемящем ничто, которое равнодушно забирает всего тебя без остатка.

если бы не было у меня этой неодолимой тяги к периодическому умиранию, умирания от случая к случаю, то.. но я не знаю, что бы тогда было. наверное, кто-то бы стал много счастливее.
умирание зашло далеко. оно только было изготовилось сунуть меня в мешок и унести в свои непроходимые, древние и дремучие леса, как внезапно явилось Счастье - и все осветилось. теперь умиранию никогда не одолеть меня, потому что покуда живо мое Счастье, я буду жить вечно.
хотя периодические ныряния оставить тоже нет пока решительно никакой возможности. но это все музыка. музыка и что-то странное, древнее, похожее на огромный лес на границе времен. меня вообще всегда завораживали леса. леса, болота и равнины.

главное - сберечь свое Счастье. потому что покуда счастливо оно - нет никого среди всех галактик счастливее меня, и умирание постепенно теряет свою важность и незаменимость. Господи Боже мой, как же я тебя..  но нет. об этом нельзя писать. это больше любых слов.

Oct. 11th, 2011

некультурные штудии. сцена первая. героическая.

некультурные люди бывают разные. даже порой подкупает их разнообразие. ассортимент просто от и до.
поглядишь, бывало, вокруг - да и восхитишься в сердце своем: до чего же многокрасочен и буйноформен мир Божий!
но нужно помнить, что и сам ты - часть той могучей творческой ярости некультурства.

зайдешь, бывало, в отдел кадров на практически родной филфак, глянешь на приветливые оскалы степенных служителей культа великой бумажки, да так и на сердце становится легко и привольно, ибо знаешь: в надежных руках книжка твоя трудовая.
но нужно помнить, что и сам ты - с шансами служитель того же самого культа.

и воспаришь сердцем, и воспоешь песнь хвалебную всему, что восторгает своим умопомрачительной искусности некультурством. и надо бы метким словцом поразить служителей на месте, или расквасить пару куриной гузке подобных физиономий, или направить шаги свои в кабак да накушаться там с братьями своими в какашечку, дабы у обступавших тебя был шанс узреть также и твой в области бескультурья творческий потенциал. но нет. утрешься ты, откланяешься да отступишь, гордо выпнутый из святая святых.

зато дома всласть навозмущаешься. будешь ходить гоголем и вести обличительные речи так, что заслушаешься. но через полчасика повыдохнешься и вернешься к родным "членам" греческой грамматики, которых нет в русском и латинском, но зато в немецком, итальянском, французском, английском и других языках употребляются оные "члены" в том же смысле, что и в языке греческом.

Sep. 24th, 2011

Auden.

и снова порочное замкнутое пространство. чертовы круги. мечешься среди них, мечешься, а им хоть бы что. круги на то и круги. загнанный, готовый возненавидеть сам себя. и это все - питерская осень. здравствуй, давно не виделись.

из комнаты выходишь словно бы в другой мир, но это привычные реалии коммунальной квартиры. а вот выходить из подъезда и попадать в черт его знает какой век - это что-то новенькое. очень ясно в последнее время ощущаю несоответствие времени. время-в и время-вне перестали совпадать, но то не беда. а вот когда время-в-месте не совпадает с временем-в-другом-месте - от этого уже становится не по себе. выходишь вечером, попадаешь в утро. открываешь дверь в 21 веке, а закрываешь в 15-м. засыпаешь в своей постели, а просыпаешься за миллионы световых лет от нее. неприятненько, знаете ли. рибоно шель hа-олам! определись, пожалуйста, с вопросом времени-пространства. я так долго не протяну.

жизнь в электронной почте. жизнь в гугл-картах. жизнь в прошедших двенадцати днях лета, жизнь в ожидании зимы. оттого и время, наверное, выкидывает всякие фортели. чувствует, что координата настоящего сбита. надо как-то дотянуть. до чего - пока, правда, непонятно, но дотянуть определенно надо. оно того стоит, чтобы дотянуть. ради него-то и вообще стоит жить. узнать бы еще, что это.
переменами пахнет в воздухе. как наступающей зимой. всегда можно безошибочно определить момент смены времен года: по особому запаху. иногда выходишь на улицу, там зелено, солнечно, ароматно.. а нюхом все равно знаешь, что завтра наступит осень. что осень уже наступила, просто пока еще не решилась открыть себя. так и здесь. чем-то новым веет. чем-то невиданным, невозможным, а для кого-то и вовсе недостижимым.
и ведь правда все меняется. медленно, ненавязчиво, так, что и не замечаешь. а оглянешься - батюшки-светы! - а все уже так изменилось, что где ты сейчас и где ты был пять лет назад - страшно даже сравнивать. да какие пять. хотя бы два или три. где же я окажусь в итоге? куда приду в конце концов?.. но главное дотянуть.

устаю я. вяну день ото дня. выгляжу очень больной. стало трудно вставать по утрам. из-под одеяла вылезать вообще не хочется никогда. где-то вы, долгожданные перемены?.. давайте двигайтесь там. а то скоро не к кому будет и приходить.
истончаюсь я. как кусок масла, намазанный на слишком большой кусок хлеба.
надо проверить себя на наличие колец всевластья.

такие дела. а в хорошее пока упорно не верится, хотя и думается постоянно. и кажется все этой осенью, что
.. nothing now can ever come to any good.

Aug. 14th, 2011

людишки

די בלי מילים

об этом лете нужно долго и много и вдумчиво писать. потому что если забудется хотя бы что-то - то безвозвратно, а я не позволю самому чудесному лету в моей жизни оказаться разбитым моей же собственной памятью.
нужно сразу же отметить главное событие: исчезновение черной дыры. то есть еще на волге я чувствовала ее как никогда отчетливо, хотя и чудесность происходящего не становилась от этого менее чудесной, а вот на украине я вдруг поняла, что ее не стало. то есть, сначала было чудовищно больно, так больно, обидно, противно, что хотелось немедленно улечься на рабочем месте и никогда-никогда не подниматься (а кто не знает - рабочим местом было древнее еврейское кладбище). а вот потом.. потом что-то щелкнуло - и все. я перестала ощущать себя прохудившейся. как будто наполнилась или стала равнодушной. но нет, то не равнодушие, а удивительное спокойствие и довольство. и готовность ждать, ждать и быть уверенной, что ожидание того стоит. и откуда это? может быть, это мертвые люди, в которых только мы принимали участие. или клетчатые поля, или прекрасная цветущая сирень, или субботние тамбурины, или паучки из травы в шляпке, или прощальная песня, или невозможность говорить на языках, или снежные рубашки, или карпаты босиком, или ощущение того, что еще вот-вот - и будет все правильно. и было правильно. так или иначе, я пишу это и плачу. Боже, как красива цветущая сирень.

словом, так или иначе, но об этом лете нужно писать. много, вдумчиво. чтобы потом дети находили эти записи, читали и тоже плакали, узнавая своих родителей такими же молодыми и плачущими.
никогда не плакала я такими чистыми слезами. такими нетяжелыми, такими чудесными. такими острыми на вкус.
и черной дыры как не бывало. остался шрамик. как будто она просто и банально затянулась, как абсолютно непоэтичная рана. и мир прекратил проваливаться внутрь меня. и я вдруг увидела его лицом к лицу. и заплакала. от бесконечной красоты и чистоты. и правильности того, что я увидела.

и я.. я буду ждать. и я увижу небесный город Иерусалим этой зимой. я сделаю все, чтобы это сбылось. и будет еще много-много лет и зим. и наши дети тоже когда-нибудь увидят, как прекрасна цветущая сирень.

Previous 10